08605a1a     

Рясной Илья - Вирус Смерти



Илья Рясной
Вирус смерти
Нежданные посетители чувствовали себя в моем кабинете как дома,
развалившись в мягких кожаных креслах. Один сосредоточенно тер обивку жирным
пальцем с длинным желтым ногтем. Другой положил ногу в ковбойском ботинке на
низкий столик. Третий говорил без умолку. Они всячески пытались подчеркнуть,
что принадлежат к категории «новых русских». Пальцы унизаны массивными золотыми
печатками. Один в красном пиджаке. Другой в зеленом. Еще желтого не хватало —
были бы все цвета светофора. Правда, на третьем ладно сидел строгий смокинг,
перстней не было, в руке он держал сотовый телефон.
Эти трое вполне соответствовали штампованному образу русского из
американских фильмов пятнадцатилетней давности — здоровые, тупые, кровожадные.
И надо же, принесло их именно ко мне.
А день начинался так хорошо. После подписания выгодного контракта с
австрияками я цедил кофе с армянским коньяком и размышлял о грядущей выставке.
На ней, если верить моим приятелям-экспертам из кошачьего клуба, нам с
Матильдой светит первое место за внешний вид. Конечно, светит Матьке, а не мне,
но радоваться буду я. Матьке все равно, она выше земной славы... И вдруг
благостность и спокойствие тихого сентябрьского дня разлетаются вдребезги.
Заявляются трое, обещают устроить большой тарарам, если их не пропустят к
генеральному директору, то есть ко мне. Я радушно их принимаю и вот уже сколько
времени выслушиваю угрозы и недвусмысленные намеки. Главное, я знал, что их
угрозы нешуточные. Ранним утром взлетела на воздух «вольво» моего заместителя
Иосифа Шварцмана, хитрого, тихого и пугливого еврея. Никто не пострадал, слава
Богу, если не считать того, что Иосик уже несколько часов в ужасающих
количествах поглощает сердечные капли.
Наехали на нас по всем правилам. Месяц назад мы отшили пытавшегося нас
надуть прыщавого двадцатидвухлетнего бизнесмена, закончившего кулинарное
училище. Связался с ним Иосик, пока я находился в командировке. Я бы кулинара
на пушечный выстрел не подпустил. Ненавижу юнцов на «мерседесах». Вернувшись из
Бельгии, я сразу понял, чем чревато соглашение, и послал кулинара по матушке. И
вот теперь ко мне заваливаются трое и требуют возмещения за экономический
ущерб, якобы причиненный их другу. Мол, обидели убогонького. Притом с
процентами этот ущерб вырос в какую-то несусветную цифру.
— Ну, короче, — произнес «смокинг», поглаживая пальцами сотовый телефон и
всем своим видом демонстрируя, что потраченное ими время гораздо дороже
требуемой смехотворной суммы. — Мы, конечно, не угрожаем. Но время такое. Вон,
машины взрываются.
— «Вольво» моего зама — это ваша работа?
— Гы-гы, — издал утробный звук «зеленый пиджак». — Ты чего, это не мы.
Он привлек все свои мизерные артистические способности, чтобы изобразить
на своей топором рубленной физиономии — да, именно мы, и никто другой!
Бугаи принадлежали к команде Каратиста. Две недели назад от взрыва гранаты
погиб вор в законе Фома, под которым, как все считали, «лежит» моя фирма (хоть
бы копейка ему от меня перепала!). Начался дележ наследства Фомы. В него
активно включилась бригада Каратиста. В ней собрались отмороженные психи, не
считающиеся ни с авторитетами, ни с количеством трупов, прущие напролом, без
всякой оглядки. Такие долго не живут, но крови портят много. Время подобных
нахальных «наездов» ушло в прошлое. Ныне бандиты стараются нащупать
взаимовыгодные контакты, сговориться на условиях, удовлетворяющих обе высокие
договаривающиеся стороны. Для Ка



Назад