08605a1a

Рыбин Владимир - Дело Об Убегающих Звездах



Владимир Алексеевич РЫБИН
ДЕЛО ОБ УБЕГАЮЩИХ ЗВЕЗДАХ
- Сколько звезд на небе?
- Сколько вам надо?
Иван Иванович, невысокий лысый пенсионер, сидевший на скамье возле
своей калитки, с удивлением посмотрел на стоявшего перед ним младшего
лейтенанта милиции.
- Не ожидал такого от представителя власти.
- Чего ?
- Неопределенности. В вашем деле главное что? Учет.
- Дела небесные не подлежат земному учету.
- Ошибаетесь. Даже звезды должны быть пересчитаны.
- Они и пересчитаны.
- Сколько же их?
- Смотря как поглядеть.
- Ну вот так если.
Он из-под руки посмотрел вверх и засмеялся вызывающе.
- Простым глазом - тыщи три. В бинокль, может, тридцать три. А в
телескоп - весь миллион.
- А в самый-самый?
- Миллиарды.
- Та-ак, - разочарованно протянул Иван Иванович. - Значит, нет учета.
- А чего это вы звезды считать начали? - удивился младший лейтенант.
- Да хотел узнать: учтена та звезда ай нет? Первый я ее увидел ай
нет? Понимаешь, младшой, пятый день гляжу, как она то потухнет, то
погаснет...
- Мало ли чего в небе гаснет...
- Не скажи. Каждый день в одно и то же время, в одном и том же месте.
- Ну... не знаю.
- Так узнай. Для того и рассказываю как представителю власти.
Младший лейтенант милиции Чуприн считал себя человеком очень занятым:
служба, да учеба на заочном юрфаке, да продавщица Нюра из
продовольственного магазина - все это не оставляло времени для того, чтобы
выспаться. Поэтому он со значением посмотрел на часы, собираясь сказать,
что ему пора идти, но вместо этого спросил:
- А когда это бывает?
- Точнехонько в двадцать два ноль-ноль. Полчаса осталось.
Чуприн еще взглянул на часы и вздохнул:
- Ладно, полчаса подожду, но... глядите у меня!
Он сел рядом на скамью, осмотрел улицу - сначала слева направо, потом
справа налево. Улица эта была одним из участков его большого поста, и знал
он ее как свой карман. Одноэтажные домики, доживавшие свой век на окраине
в ожидании, когда городские небоскребы вытеснят их и отсюда. Старая дорога
с выщербленным асфальтом, не ремонтируемая потому, что здесь по
генеральному плану запроектирована автомагистраль. Зеленый забор в конце
улицы, за которым виднелась крыша небольшого заводика прохладительных
напитков и торчала черная железная труба. Завод этот не работал, и Чуприн
слышал, что по реконструкции района его должны снести, но забор вокруг
выглядел как новенький: кто-то аккуратно подкрашивал его. Чуприн не раз
собирался обследовать завод, опасаясь, как бы местные мальчишки не
облюбовали его для своих забав, но не знал, с какой стороны
подступиться: на плотных железных воротах висел большой замок.
Во дворе, примыкавшем к заводику, залаяла собака, и Иван Иванович
тотчас вскочил на ноги, потянул Чуприна за рукав.
- Вот счас, она как раз перед этим лает. Гляди во-он туда, где тучка.
В потемневшем вечернем небе и в самом деле мигнула искорка, подрожала
секунду и погасла.
- Ну и что?
- Что? - переспросил Иван Иванович.
- Дальше-то?
- Все уже. Завтра приходи в это время.
- Делать мне больше нечего.
- Неинтересно, значит?
- В небо пускай астрономы глядят.
- Конечно, - ехидно сказал Иван Иванович. - Только вот собака.
- Что собака?
- Да все думаю: откуда она понимает в астрономии?
Собака - это было уже серьезно, к собакам Чуприн привык относиться с
почтением.
- Ладно, - сказал он, - завтра приду, разберусь.
В одиннадцать, докладывая начальнику об итогах службы, Чуприн как бы
между прочим все же сказал о таинственной звездочке. На всякий случай.
Ч



Назад