ремонт кофемашин 08605a1a

Рыбин Владимир - Если Разбудить Память



Владимир Алексеевич РЫБИН
ЕСЛИ РАЗБУДИТЬ ПАМЯТЬ
В нашем классе завелся вундеркинд. И надо же, стал им Петька
Самойлов, для которого тройка всегда была единственным из четверти в четверть.
Однажды он пришел в класс, бросил портфель на парту и стал
декламировать:
- Эх, тройка, птица тройка! Кто тебя выдумал!..
Мы, конечно, засмеялись.
- Сам, - говорим, - тройку заработал.
- Эх вы! Это сочинил писатель Николай Васильевич Гоголь, - сказал
Петька. И пошел декламировать наизусть, словно артист в телевизоре: -
Знать, у бойкого народа ты могла только родиться...
И так далее. Как в учебнике, который мы еще не проходили.
А тут как раз урок литературы. Танька Воробьева, ясно, не выдержала,
пискнула из-за парты:
- А Петя про тройку выучил.
Анна Петровна поглядела на нас, а потом в журнал. Видно, не поняла.
- Что мы приготовили дома? Кто готов отвечать?
Каждый раз она так спрашивает, и каждый раз после этого ее вопроса
парты скрипеть начинают. Это мы сползаем пониже. А тут все повернулись к
Петьке. И Анна Петровна тоже на него поглядела.
И Петька не стал ломаться, вылез из-за парты, даже рот открыл - и ни
слова. Молчит. Мы уж подсказывать начали. Анна Петровна закрыла глаза
ладонью - верный признак двойки. Но тут Петька словно проснулся. Всхлипнул
как-то странно и сказал:
- Я лучше прочитаю.
И, не дожидаясь разрешения, пошел скороговоркой про того дядю,
который не в шутку занемог и уважать себя заставил.
Анна Петровна не поверила даже, подошла, посмотрела - не по книжке ли
он читает. Да так и простояла рядом чуть не весь урок. А когда звонок
прозвенел, взяла Петьку за руку и увела в учительскую.
Вышел он оттуда красный как рак, улыбающийся.
- Пятерку получил?
- Что пятерка! - сказал Петька таким тоном, будто никогда ничего
другого не получал. - Она меня представлять будет.
- Как это ?
- Обыкновенно. Перед всеми учителями читать буду.
И он пошел по коридору таким зазнайкой. А мы все стояли на месте,
удивленные, восхищенные, пораженные возможностями, которые отныне
открывались перед Петькой. Мы-то знали: если кто попадает в вундеркинды,
тому тройку не поставят. Лучше спросят еще раз.
На другой день было Петькино . В клубе. Впереди сидели
учителя, потом мы всем классом (все-таки он наш вундеркинд), а на
последних рядах - остальные.
Представляла сама Анна Петровна. Она говорила недолго, но здорово.
- Товарищи! - говорила она. - Ребята! Кое-кто из нас жалуется на
плохую память. А ведь память наша обладает фантастическими возможностями.
История знает немало примеров, когда простой человек выучивал невероятно
много. Приведу только один пример - Маццофанти. Итальянец Джузеппе
Маццофанти, живший во времена Пушкина, выучил пятьдесят шесть языков.
Конечно, не у всех такие способности. Но все могут развить свою память
настолько, чтобы хорошо помнить не только уроки, но и многое другое. Живой
пример этому...
Тут Анна Петровна убежала за кулисы и вывела на сцену красного как
рак нашего Петьку.
- Это Петя Самойлов. Вы все его хорошо знаете. Он сумел развить свою
память. Сейчас Петя прочтет по памяти отрывки из романа в стихах
Александра Сергеевича Пушкина . - И первая похлопала в
ладоши.
А потом наступила тишина. Слышно было, как воробьи за окном чирикали
на весеннем солнце, да половицы под Петькой скрипели. Он все переминался с
ноги на ногу, уже не красный, а бледный. И молчал.
- У лукоморья дуб зеленый, - подсказал кто-то. Видать, для смеха.
Потом мы зашушукали:
- Мой дядя... Дядя честных правил...



Назад