08605a1a     

Рыбин Владимир - Иллюзион



Владимир Алексеевич РЫБИН
ИЛЛЮЗИОН
Индикатор замигал, и из динамика послышался хриплый приглушенный
голос:
- Операция переносится на шестнадцать ноль-ноль...
Инспектор уголовной полиции Луис Мортон, вот уже третий день
прослушивавший эту телефонную линию, вскочил, едва не опрокинув стул,
кинулся к магнитофону.
- Что случилось? - спросил другой, испуганный, нервный голос.
- За мной следят.
- Примени маскировку.
- Применял. Берту разве проведешь?
- Что буде-ет?!
- Порядок будет. Только попозже, в четыре.
- На старом месте?
- Где же еще?
- Условия?
- Захвати там по дороге.
- Я прошлый раз приносил.
- Черт с тобой, принесу. А ты обеспечь закуску...
Мортон выругался и выключил магнитофон. Опять эти алкоголики
договариваются. И ведь так темнят, сволочи, будто банк накрыть собираются.
Он прошелся по комнате, остановился у окна. Тень от угла дома,
наискось перечеркнув улицу, подобралась к подъезду на противоположной
стороне. Это значило, что день перевалил за половину и пришло время
сбегать к папаше Цимке перекусить.
Мортон оглянулся на дверь и подумал, что пора бы явиться этому лентяю
Роланду и сменить его у магнитофона. И едва он оглянулся, как дверь
приоткрылась и в проеме показалась удивленная физиономия посыльного
Форреста, которого все в участке звали просто Фо.
- Шеф вызывает, - сказал Фо, оглядывая комнату так, будто никогда ее
не видел.
- Я же на линии.
- Мое дело - передать.
- А ну посиди тут. Услышишь разговор, нажми вот эту кнопку. Понял?
Фо пожал плечами, отчего тонкие погончики на его плечах быстро
вскинулись и опали, словно крылышки.
Шеф был зол. Он кинул на стол лист бумаги, ткнул в него пальцем.
- Полюбуйся.
Мортон наклонился и прочитал:
- Какого музея? - спросил он.
- У этого балбеса Форреста надо спросить, - взорвался шеф. - Вскрывал
конверт и, видите ли, ненарочно отхватил ножницами чуть не половину
письма.
- Так приложить срез...
- Нету среза. Он видите ли, сжег его. Мало ему зажигалки, вздумал от
бумажки прикурить.
- Что он, кретин?
- А ты сомневался?! Дождется, выгоню я его...
Шеф не первый раз грозился это сделать, да все откладывал: больно уж
безотказен был этот Форрест. Когда все валились с ног после очередной
гонки за гангстерами, один Фо безропотно оставался дежурить и вторую и
даже третью смену. Да и неплох он был при выездах, бывало, шел на выстрелы
как заговоренный.
- Ясно же, музей искусств. - Мортон вынул из кармана газету,
неторопливо принялся читать: - Столько
пишут о стоимости, что эту выставку просто не могут не ограбить.
- Сам знаю, что музей искусств, - сказал шеф. - Это не первое
предупреждение. Вот почитай.
Он кинул через стол другую бумагу.
-
- Каково? - воскликнул шеф. - Украсть - дело чести!
- Если может быть делом чести, то почему не может ?
Шеф поднял голову, в упор посмотрел на Мортона.
- А у тебя что?
- Пока ничего.
- Почему же ты ушел из аппаратной?
- Вы велели...
- Я велел прийти, когда что-нибудь будет.
- Фо сказал...
- Опять Фо?! - взревел начальник. - Гони его к черту!
Мортон кинулся в аппаратную. Фо, развалившись, сидел на стуле,
включив динамик на полную громкость, слушал какого-то слезливого сопляка,
жалостливо объясняющегося по телефону в любви особе с томным голосом.
- Иди, тебя шеф зовет, - мстительно сказал Мортон Форресту.
- Зачем?
- Мое дело передать...
Он выключил этот любовный треп, но тут же спохватился: разговор шел
по каналу, который они прослушивали, и надо было терпеть.
- Я все для тебя сделаю, - мо



Назад