08605a1a

Рыбин Владимир - Мой Сосед - 'дилетант'



Владимир Алексеевич РЫБИН
МОЙ СОСЕД -
Он всегда был чудаком, мой сосед Серега. А тут решил купить
.
- Зачем тебе ? - говорю. - До работы рукой подать.
- Да так, в моторе хочу покопаться.
Как вам это нравится? Для этого и денег-то не надо тратить: иди в
автоклуб, копайся сколько хочешь. А ему подавай персональный мотор, чтобы
в своем сарае стоял.
Купил он и впрямь рухлядь. был того древнего образца, что
походил не на автомобиль, а на коробку с колесами. Хозяин его до самого
конца не дышал, все ждал, что его прогонят с этой кучей металлолома. А
когда получил деньги, сразу исчез. Боялся, что покупатель передумает.
Помог я Сереге вкатить покупку в сарай и полез с сочувствиями:
- Далеко ль собрался на этой колымаге?
Есть в нас такая привычка: все-то нам хочется чужие поступки на себя
примерить.
- Мне эта машина нужна не как средство передвижения, - сказал Сергей.
- Вот те на! А для чего тогда колеса существуют? Может, ты
коллекционером заделался? Тогда авто не для нас, работяг. Без штанов
останешься. Ты уж лучше берись за марки - дешевле обойдется.
- Да нет, - говорит, - я тут одно изобретение изобретаю.
- К авто?
- Ну...
В общем, надоел я ему. Но у Сергея терпение - позавидуешь. Больше,
чем у продавщицы в пивном киоске. Та целый день такое в своем окошке
слушает, что, доведись до меня, давно бы озверел. А той все словечки как с
гуся вода. Вот и Сергей - приставай не приставай, все равно не нахмурится.
Словно уши выключает. Слушает, а думает о своем. Я как-то для эксперимента
таз уронил в коридоре. Грохот был!.. Собака за забором заикаться начала. А
Сергей хоть бы ухом повел. И на этот раз он нисколько не разозлился на мои
приставания, сказал спокойно:
- Пантелеич, я знаю, ты можешь быть гениальным учеником, но я плохой
учитель. Все равно всего тебе не втолкую. Но ты великий слесарь. Помоги
мне, пожалуйста, сделать одну штуковину...
Вот так всегда: вроде уест и вроде похвалит. Стоишь и не знаешь,
дуться или улыбаться.
Я на Серегу никогда не обижался. Чутьем чуял в нем человека, каких
поискать, и мастера, каких даже искать не надо - все равно не найти. Он
раз показал мне пустую поллитровку - , как он выразился,
а в ней целый завод работает: станки крутятся, конвейеры ползут, люди
бегают. И неизвестно, что за сила их двигает. Я сначала подумал, что он
туда батарейку засунул, а оказалось - ничего. Оказалось, что все заводится
уже тем, что кто-то берет в руки эту да крутит ее,
рассматривая.
Домик у нас двухэтажный - внизу я живу, вверху он. И слава богу, что
больше соседей нет, а то бы наговорили всякого. Так вот, слышимость у нас
через потолок сами знаете какая, и я всю Серегину автоматику узнаю по
звуку. И как двери у него сами собой открываются, и как кровать по утрам
переворачивается, превращается в стол... Великий чудак мой сосед, редкий
умник. А не заносится. Чуть посложней работа, стучится ко мне: .
Делал я ему всякие штуки замысловатые. А тут гляжу на чертеж и в
глазах рябь.
- Что это? - спрашиваю. - Как тут разобраться?
- А я и сам с трудом разбираюсь. Вот тебе другие чертежики. Выполняй
их по очереди и все сообразишь.
Леший знает, что это была за штуковина и зачем. Все вместе размером в
небольшой чемодан. Снаружи она и впрямь походила на чемодан, только
тяжелый, железный. А внутри, если открыть, черт ногу сломит: секции,
отделеньица, камеры всякие. На год работы.
- Этот чемоданчик, если кому заказать, обойдется не дешевле
автомобиля.
- Конечно, Пантелеич, не поскуплюсь. Я ве



Назад