08605a1a

Рыбин Владимир - Пан Спортсмен



Владимир Рыбин
Пан спортсмен
- Давай, Пан, давай!..
Похожий на осьминога биоробот "Простейший анализирующий No 23-29",
которого "ее звали просто Пан, высоко подпрыгивал, пружинисто падал на
площадку и снова взмывал вверх, стараясь в точности выполнить
требование и достать до антенны, натянутой на уровне крыши.
Начальник наблюдательной станции на Аксиоме - четвертой планете
звездной системы Зеты - Симон Капиани стоял, расставив ноги, на краю
площадки, взмахивая руками, и со стороны казалось, что это его взмахи,
его волевые усилия подкидывают гибкое тело биоробота.
А Иван Гулыга любил смотреть на станцию со стороны. Отходил по
мягкой пыли до серебристо-серого бугра - застывшего лавового потока -
и с этой небольшой возвышенности смотрел на страшно одинокий в мертвой
пустыне и потому казавшийся особенно красивым городок -
полусферический дом, такие же полусферические, только поменьше
размерами, постройки энергоцентра и хозяйственных служб, ажурную вышку
с параболической антенной и прожектором.
Сейчас этот единственный на мертвой Аксиоме оазис жизни выглядел
особенно красочно: алое светило клонилось к горизонту, и вся пустыня,
в полуденные часы серо-бурая, была теперь темно-красной. Ветер шевелил
тяжелую пыль, и казалось, что по пустыне ходят багровые волны. И в
этом тревожно пульсирующем мире неколебимо стояли, успокаивали
зеленые, синие, желтые пятна построек станции.
- Хватит, чего ты его мучаешь?! - сказал Иван, прижав подбородком
ларингофон.
Симон оглянулся. Очки его маски плеснули огнем отраженного солнца.
- Да ты посмотри на Пана. Прыгать для него - удовольствие. Если
можно так сказать о роботе, - тотчас поправился он.
- Почему нельзя? - ответил Пан своим странным булькающим голосом,
к которому Иван никак не мог привыкнуть. - Мои чувства непохожи на
ваши, но они есть...
- Робот должен работать, а не прыгать, - сказал Иван, не обратив
внимания на замечание Пана.
- Я все делаю, что от меня требуют, - снова вмешался робот. - Имею
право попрыгать в свободное время?
- У робота не должно быть свободного времени.
- У человека должно, а у робота нет?
- И у человека не должно быть времени, не занятого полезной
деятельностью...
- Хватит спорить, - сказал Симон. - Что делать, если нечего
делать? - И рассмеялся нечаянному каламбуру.
Спор этот был не первый и, наверное, не последний. Безделье мучило
наблюдателей. Они были оставлены на этой планете на два года,
продовольствием обеспечены на три года и на столько же энергией и
запасными приборами. В первый месяц работы хватало: расставляли
датчики, налаживали автоматическую запись всего, над чем только могли
установить наблюдение. А когда сделали все, затосковали. Предпринимать
дальние рискованные экспедиции не разрешалось: задача исследователей
сводилась к наблюдению за работой приборов. Да и что было исследовать
на этой планете, безжизненной, монотонно ровной, без высоких гор и
глубоких морей, повсюду покрытой одинаковой бурой пылью или наплывами
лавы? Поверхность планеты еще раньше хорошо изучили автоматические
станции. Но по невесть когда заведенному правилу исследование
считалось незаконченным, если человек сам не поживет на планете. Это и
предстояло троим исследователям - Симону Капиани, Ивану Гулыге и Оразу
Мустафину. Троим потому, что это, по мнению психологов, оптимальное
число для замкнутого коллектива. И вот теперь они маются втроем там,
где одному делать нечего.
Начальник станции решил: единственное, что может спасти от
отупляющ



Назад