08605a1a

Рыбин Владимир - Симбиоз



Владимир Рыбин
СИМБИОЗ
Официально аппарат назывался так: "Виброгравитрон конструкции
инженера Брянова". Но все на звездолете именовали его ласково -
"вибрик". Новый аппарат, сконструированный Бряновым, уже во время этой
межзвездной экспедиции все чаще использовался вместо старого доброго
ракетного планетохода. Слишком велики были преимущества: надежная
возможность зависать в точке, полная безопасность. Но, пожалуй, самое
главное преимущество было в том, что при посадке и взлете не
выжигалась местность. Виброполе, вызывающее в атмосфере ультразвуковую
волну, правда, распугивало всех аборигенов, разумных и неразумных, но
никому и ничему не приносило вреда...
И на этот раз решено было воспользоваться "вибриком". Огромный
межзвездный корабль завис на дальней орбите, делая один оборот в сутки
и все время оставаясь над тем районом планеты, который предстояло
исследовать, а "вибрик", словно по тросу космического лифта, пошел от
него вертикально вниз.
Чужую неведомую планету окутывала ночная мгла. На ночной посадке
настоял сам Брянов, утверждая, что это безопаснее. Микробиолог
Устьянцев не возражал. И только третий член экипажа - Нина Сулико
сказала, что ей жалко обитателей планеты, которых виброгравитрон
наверняка поднимет от сна. Нина была психологом по профессии, она
попала в этот исследовательский рейс по настоянию своих
коллег-психологов: у нее недавно умерла дочь, крохотная Сонечка, и
Нину нужно было выбить из шока, в котором она пребывала.
Чернота подступала к самым иллюминаторам, плотная, непроницаемая,
какая бывает только в глубоком космосе, вдали от звезд. На инфраэкране
плыли бесформенные пятна, и трудно было разобрать, где что.
Когда виброгравитрон завис в трехстах метрах от поверхности, был
включен свет. Чужая планета топорщилась пиками высоких сталагмитов, от
каждого из которых во все стороны отходили острые отростки.
Переплетаясь, они создавали подобие жесткой паутины, напоминавшей
сплошной коралл. Это был лес, живой, растущий, и, как показывали
анализаторы, полный жизни.
Они отыскали большую поляну и опустились еще на двести метров,
осматривая место посадки. На поляне росла высокая трава, упругая,
колышущаяся, и из нее, из этой травы, выпархивали напуганные
виброгравитацией то ли птицы, то ли огромные мотыльки.
Брянов дождался, когда поляна опустела, и мягко посадил аппарат "а
все восемь тонких далеко выдвинутых ног. Свет был выключен, и
космолетчики приникли к иллюминаторам. За иллюминаторами была
непроглядная неподвижная ночь, и до рассвета оставалось восемь часов.
- Всем спать, - сказал Брянов. - День тут длинный, работы
предстоит много.
Они зашторили иллюминаторы, включили электросон, откинули спинки
кресел. Но так и не уснули: волновала встреча с чужой планетой, первая
встреча за много лет, пока звездолет пересекал безмерные пространства
космоса. Звездолет - родной дом тысяч людей, откуда в этот момент
следили за "вибриком" сотни глаз и еще больше приборов.
Нине показалось, что она все-таки заснула, потому что, открыв
глаза, увидела Брянова стоявшим у выходного люка в легком скафандре.
- Давление меньше двух атмосфер, - виноватым тоном сказал Брянов,
- состав атмосферы почти как на Земле. Все анализаторы опасности на
нулях.
- Командиру не годится нарушать инструкцию, - подал голос
Устьянцев.
- Ничего я не нарушаю. - Брянов ответил без раздражения, скорее
весело, даже игриво. - Во-первых, в некоторых случаях командиру
разрешается покидать корабль по его усмотрению. А



Назад