08605a1a

Рыжков Игорь - У Самого Синего Моря



РЫЖКОВ ИГОРЬ АЛЕКСЕЕВИЧ
У САМОГО СИНЕГО МОРЯ
Ну, вроде все! - Джон, поигрывая анаболитическими буграми мышц игриво пролезал в дверной проем. Немного бочком поскольку едва проходил фронтально. Улыбался во всю ширь белоснежных металлопластовых зубов.

Улыбался немного наискось, поскольку в далеком-далеком детстве поучил травму, повлиявшую на работу лицевого нерва. Он протиснулся двери и встал на пороге. Откинул назад шикарную шевелюру наращенных волос и рефлекторно полез поправлять галстук.

Но остановился и смущенно поправил брючный ремень, поскольку на улице стояла жара и галстук на шее, отличных галстук от "Армани" глубоко синий с замечательным диагональным рисунком отсутствовал напрочь. Джон был одет в легкую майку из натурального хлопка, белую с красочной эмблемой "Ред-Булс", выгодно оставляющую открытой его эффектную мускулатуру, светло-серые легкие брюки из коттона со складкой, которой можно резать черствый хлеб и кожаные мокасины, стоимостью в половину годовой зарплаты инженера.
Джон, аккуратно прикрыл за собой дверь и деликатно осмотрелся. Прихожая она же гостиная просторного дома выстроенного по самому современному проекту в престижном районе Беверли Хилз должна была непременно содержать в своем интерьере его любовницу, наконец, то изъявившую желание стать его женой. Однако, гостиная ее не содержала.
Афелия, дорогая! - повысил голос Джон. - Я уже пришел! Выходи! Я не буду подсматривать. - Джон, взял под мышку папку с рекламными проспектами и прикрыл глаза ладонями.
Раз! - Громко начал он отсчет. - Два! Афелия! Ау! Кто не спрятался я не виноват. - Хлопнула дверь.

Легкие мокрые шаги быстро приближались. Джон раздвинул пальцы и посмотрел в щель. К нему крался некоторый весьма и весьма соблазнительный субъект.

Он был смугл, строен, одет в пляжное полотенце на голове и... Все... Он двигался слегка покачивая бедрами, закусив губу и прищурив красивые глаза. Его руки были хищно согнуты в локтях. От фривольности движений субъекта у Джона неприлично оттопырились брюки.

Он отнял от лица руки и развел их в стороны. Миловидная девушка лет двадцати трех обиженно остановилась.
Ты обычно считаешь до десяти. - Произнесла она с легким ирландским акцентом и повернулась чуть-чуть так, чтобы Джон, едва не капающий от вожделения слюной на персидский ковер позапрошлого века видел не все ее прелести сразу.
Прости, дорогая. - Двинулся Джон навстречу. - Ну разве можно удержаться от соблазна когда видишь такую красавицу?
Конечно нельзя! - Девушка распустила полотенце. Откинула на спину длинные, волнистые, наверное каштановые волосы. Какими они были на самом деле Джон не знал.

Прикрыла полотенцем натуральную и это было ее неоспоримым достоинством грудь и пластично, как учили имиджмейкеры, присела на диван. Закинула ногу на ногу. - Но, если разговор заходит о серьезных вещах, то можно! - Она достала с широкого подлокотника дивана, который выполнял роль небольшого столика длинную коричневую коробку. Открыла ее с легким сухим хлопком и вытащила на свет божий длинную тонкую сигариллу.
Мужчина! - Она томно посмотрела Джону в глаза. Дважды взмахнула густыми, мокрыми и поэтому стрельчатыми, что Джону необычайно нравилось, ресницами. - Угостите даму спичкой! - Джон нелепо захлопал себя по штанам в поисках зажигалки, но через секунду облегченно вздохнул.

Он курить бросил. Он настоятельно рекомендовал сделать это Афелии, но та находила не в табачном дыме, а в самом процессе курения несомненное удовольствие и пока над его предложением лишь размышляла. Джон пот



Назад