08605a1a     

Рыжков Владимир - Фраер Вору Не Товарищ !



Владимир Рыжков
"Фраер вору не товарищ!"
криминальный роман
Часть первая. "Возвращение"
Глава 1
На площадке между лестничными маршами возле маленького двустворчатого
окошка, выходящего на крышу подъезда, торчали два подозрительных парня в
черных кожанках и спортивных штанах. В доме всего пять этажей, лифта не
полагается, хрущоба, одним словом, поэтому по лестнице шастают все, кому не
лень. Парни стояли уже с полчаса, изредка переговаривались, курили и
бросали окурки на пол. Один, с приклеенными усами, в шерстяной шапочке,
оттянул рукав, посмотрел на часы.
- Запаздывает.
Его напарник в темных очках и надвинутой на глаза кепке бросил окурок,
притоптал ногой, сказал спокойно, словно был уверен на все сто:
- Сейчас подъедет.
Наверху хлопнула дверь, послышался топот ног по лестнице и громкие
крики.
- Бах! Бах! Убит!
Парни вздрогнули, судорожно сунули руки за пазуху, напряглись. Сверху
слетели два мальчугана, они гнались друг за другом, перепрыгивая через
ступеньки. У одного в руках пластмассовое ружье, у другого железный
пистолет. Пистолет стрелял бертолетовыми капсюлями, звуки выстрелов не
громкие, но противные. Пацаны пронеслись мимо, обдав парней гомоном,
вылетели во двор.
Усатый приоткрыл створку окна, выглянул на улицу.
- Да где он, черт?
- Не нервничай, - парень в очках спокоен, как монумент.
Внизу заскрипела пружина, бухнула входная дверь, стали слышны тяжелые
вздохи и скрежет металла. На лестнице возникла толстая мамаша, волокущая по
ступенькам коляску с ребенком. Она с трудом и жутким напрягом доволокла её
до площадки, где отдыхали парни, опустила на пол, выпрямила спину,
отдуваясь.
- Мужички, помогите поднять на четвертый.
Парень в очках обернулся, бросил через плечо:
- Двигай дальше, кукла!
- Вот воспитание! - мамаша повысила голос. - А вроде приличный
человек. И откуда такие ...
Усатый сорвался с места, схватил коляску и бегом взлетел наверх.
Мамаша еле поспевала за ним. Через мгновение он вернулся на исходную
позицию, начал разминать правую кисть, пожаловался:
- Черт, теперь рука будет дрожать!
- Поэтому я и отказался, - сказал напарник.
- А что, слушать её возгласы?
- Теперь она тебя запомнит.
- Плевать. Все равно не узнает.
- Наплюешься.
Где-то на пятом стукнула входная дверь. По лестнице разлетелся звон
пустой посуды, как звон колоколов. Звон быстро приближался, пока на
площадке не возникла женщина в задрипанном пальто. Она опустила на пол
громадные сумки с торчащими наружу горлышками, решив передохнуть, а заодно
разглядеть, что за типы торчат у подоконника.
- Накурили-то, набросали! Вот свиньи! - в сердцах сказала она,
подхватила сумки и двинулась вниз, продолжая ругаться на весь подъезд.
- Ну и дом! - выдохнул усатый. - Проходной двор.
- Теперь понял, почему он выбрал пятиэтажку?
- Соображает. Не дурак.
- Дурак. Все равно не поможет.
- А если он сегодня не приедет?
- А если ты не заткнешься?
У подъезда тормознула черная "бээмвуха", заехала на тротуар левыми
колесами, загородив подходы к дверям. Из машины вылез молодой симпатичный
мужчина в хорошем кашемировом пальто и дорогих английских ботинках. Из
расстегнутого ворота светилось белое пятно рубашки с черной полоской
галстука. Что-то блеснуло на галстуке ослепительно яркое. В руке мужчина
держал кейс. Он пикнул сигнализацией и быстро шагнул к дверям.
- Он! - глухо проговорил усатый.
- Точно?
- Клянусь мамой.
- Если бы мама знала, чем ты занимаешься, она бы тебя родила обратно.
Давай наверх! Живо!
Усатый



Назад