08605a1a

Рыжков Владимир - Запах Легких Денег



ВЛАДИМИР РЫЖКОВ
ЗАПАХ ЛЕГКИХ ДЕНЕГ
Глава 1
«Готовьте ваши денежки!»
«Скучно жить на этом свете, господа!» — сказал классик много лет назад. И оказался не прав. Это ему было скучно жить. А нам сейчас ой как весело! Такое каждый день происходит, уму не постижимо!

Жизнь изменяется с такой скоростью, что человек не успевает разобраться в одном новшестве, так ему уже подсовывают другое. Не меняются только деньги! Какими они были двести лет назад, такими и сейчас остаются.

В моральном, конечно, отношении. Как за ними тогда гонялись, так и сейчас готовы урвать лишнее! На что только ради них не шли и на что только сейчас не идут! И ничего тут поделать нельзя! Такова природа человека.

Классику потому и скучно было, что он за деньгами не гонялся, а только все время жаловался на их нехватку. Был бы он чуточку покорыстней, ему бы скучать было некогда. Глядишь, и не помер бы со скуки.

Вот сейчас все за деньгами гоняются, и никому не скучно! Сплошное веселье…
В любом мебельном салоне сейчас мебели столько, что от такого неожиданного свалившегося разнообразия человек теряется и чувствует себя не в своей тарелке. Поэтому в подобные магазины мало кто ходит, а если и заглянет случайно какойнибудь любопытный чудак, то сразу норовит выскочить обратно.

Среди нагромождения стенок, шкафов, диванов, кроватей и кресел он просто может легко заблудиться. Но, похоже, что любопытных с каждым годом становится все меньше. Народ все беднеет, мебель все дорожает.

Отдельные представители народа, которые находятся за чертой разумного богатства, предпочитают заказывать себе мебельные гарнитуры за границей, скажем, в Италии. Не забыв при этом заказать себе бригаду итальянцев для сборки оного шедевра мебельного искусства.

Нашито, отечественные руки растут несколько из другого места, чем у всего остального человечества, и собрать ейную мебель нам не под силу. Но если руки не туда растут, головато на что? Голова, как раз, у нас всегда соображает хорошо, лучше всех на свете.

Особенно когда дело касается облапошивания, обмишуривания, объегоривания и ещё многих, многих «об…».
И в этом салоне все было точно так же, как и везде. В узких проходах между предметами мебели протискивались парочка посетителей. Язык не поворачивается назвать их покупателями, рука не поднимается написать.

Потому как они ходили по салону, как по музею, — разглядывая выставленные образцы без всякой надежды когданибудь это приобрести. Продавцов вообще не видно — им в торговом зале делать нечего. Все равно ведь покупать никто ничего не собирается.

Ну, заглянет какойнибудь толстосум раз в неделю, так он такой крик устроит, когда будет себе шкаф выбирать, хоть святых выноси! Денег у него хватает на все, да вкус слишком капризен для того, чтобы выбрать себе хоть чтонибудь.

Не то, что продавцы, сам директор магазина вместе с бухгалтером прибегут на него посмотреть. А в обычный день никого не дозовешься! Так что в таком тихом и безлюдном месте недолго и по кумполу получить, если носишь с собой болееменее крупную сумму.
Один из посетителей этого заповедника — мужчина самого простецкого вида с самым простодушным выражением лица ходил между стенками, поставленными впритык одна к другой, озабоченно рассматривал отделку, дергал за ручки, открывал дверцы шкафов, заглядывал внутрь. Уж что он там хотел найти, внутри пустого шкафа, остается только гадать!

Наверное, забытый предыдущим посетителем туго набитый кошелек. Тем не менее, он с умным видом изучал ценники, изумленно качая при этом головой. Похоже, для



Назад