08605a1a влагостойкие плиты quickdeck купить. | Шпунтованные дсп quickdeck: краткий обзор. |

Сабов А - Снова На Берегах Невы



А. САБОВ
СНОВА НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
В начале двадцатых годов в Париже мало кому известный русский
поэт-эмигрант Борис Божнев выпустил книжку стихов со странным названием
"Борьба за несуществование" ("Только тем, кто страдает без друга, Очень плохо,
но слову поверьте - Вам поможет простая услуга Нелюбимой, нелюбящей
смерти..."). Тогда, в самом начале эмиграции, столь мрачное пророчество
казалось никак не связанным с действительностью и тем паче с будущим:
эмиграция представлялась не более чем "временным исходом", почти всеобщей была
уверенность, что в России скоро снова все повернется на старый лад. Однако шли
годы, летели десятилетия, и понемногу становилось ясно, что зарубежный русский
культурный поток обречен либо иссякнуть, истощиться в чужой земле, либо найти
путь назад, к воссоединению с родиной. В Париже и Берлине, Риме и Нью-Йорке -
везде жизнь русской литературной эмиграции, несмотря на трагическую печать
"несуществования", на самом деле была отчаянной борьбой за выживание. Все, что
было в ней истинно литературно и честно, что отмечено блеском таланта и
глубиной страсти, сохранило себя как часть нашей общенациональной культуры.
Уже упомянутый Борис Божнев однажды в шутку на своем сборнике стихов сделал
дарственную надпись: "На память о будущей встрече".
Эти слова, возможно, были вещими.
Библиография русской зарубежной литературы, составленная Людмилой А.
Фостер (Бостон, 1971 год), охватывающая, к сожалению, только период с 1918 по
1968 год, включает в себя, без учета газетных публикаций, около 17 тысяч
наименований всех литературных жанров. За это время в эмиграции было создано
1080 романов, 636 сборников рассказов, 1024 сборника стихов, выпущено 99
сборников драматических произведении, опубликовано в журналах 103 пьесы и т.
д. Результат следующего двадцатилетнего периода - с 1968 по 1988 годы - пока
никем не подытожен.
Центром русской эмиграции после Октября 1917 года стал Париж (Большая
Советская Энциклопедия за 1933 год и Нансеновская комиссия сообщали о 400
тысячах русских эмигрантов, осевших во Франции, - из общего числа 860 тысяч).
Здесь соответственно собрались и лучшие культурные силы, покинувшие родину,
что подтверждается как общим числом литераторов, художников, философов и т.
д., так и списком конкретных имен.
Ряд этих писателей вернулись на родину после короткого или
продолжительного пребывания на чужбине - наиболее яркие имена: Александр
Куприн, Алексей Толстой, Марина Цветаева, Александр Вертинский из Парижа,
Андрей Белый, Виктор Шкловский, Илья Эренбург из Берлина.
Другие же вернулись на родину своим творчеством - нобелевский лауреат Иван
Бунин, Иван Шмелев, Алексей Ремизов. Особого упоминания заслуживает Мать Мария
(в девичестве Елизавета Юрьевна Пиленко, в первом замужестве
Кузьмина-Караваева, во втором Скобцова, 1891-1945), поэтесса, участница
французского Сопротивления, чей поэтический сборник "Скифские черепки" (1912)
приветствовали Гумилев и Блок. В эмиграции она приняла постриг, открыла два
дома для бедствующих русских эмигрантов, которые стали явочными пунктами
Сопротивления в годы войны, была арестована и погибла в лагере Равенсбрюк, как
и ее сын Юра Скобцов. "Религиозность" ее поэзии в своем роде внешний декор, за
которым открывается общечеловеческая философская суть.
Поначалу остро враждебная к Советской власти, парижская эмиграция сильно
изменилась в годы войны и даже произвела на свет фигуры литераторов,
прославившихся своей военной доблестью (Мать Мария, Б



Назад