08605a1a     

Садов Сергей - Дело О Неприкаянной Душе



ДЕЛО О НЕПРИКАЯННОЙ ДУШЕ
Сергей САДОВ
Анонс
Чертенок-практикант Эзергиль и его подружка и соперница - девчонка-ангел Альена - борются за неприкаянную душу, упрямо балансирующую между Добром и Злом...
Борьбу, и без того "чреватую", осложняют "посторонние лииа" - туповатый одноклассник Эзергиля по адской школе, его дядюшка, переквалифицировавшийся из демонов в ангелы, - и священник из бывших спецназовцев...
Бедному чертенку противостоит как черт знает что сама Судьба!
Часть 1
Неприкаянная душа
Глава 1
Я возвращался с занятий в довольно скверном настроении из-за драки, которая произошла с одним из моих заклятых врагов. Нет, я не жалуюсь, но как можно честно драться, когда противник минимум на двадцать килограммов тебя тяжелее?

Вот и приходилось мне щеголять с довольно внушительным фингалом. Именно в этот момент я и заметил дядю, который тихонько стоял в сторонке, стараясь не привлекать к себе внимания. Ну... «стараясь не привлекать к себе внимания» - это так, оборот речи.

Крылатые где угодно привлекут к себе внимание. Впрочем, и совсем необычным зрелищем это не было. С тех пор, как великий правитель и реформатор Горуян заключил с ними мир, они часто бывают в наших городах. Впрочем, как и мы в их. Вообще-то они зовутся не крылатые.

Крылатые - это прозвище. Их так называют за глаза. Они же нас прозвали хвостатыми.
Дядя, вообще-то, не слишком желанный гость в нашем доме. Отец даже всем заявляет, что брата у него нет, настолько презирает его за то, что тот подался в крылатые. Говорит, что он позорит всю нашу породу.
- Наша семья известна до пятого колена, - любит повторять отец. - И все мои предки были добропорядочными чертями. И вот один подался в крылатые! Позор на нашу голову!
Хотя я подозревал, что дело вовсе не в этом. Просто моя мама давно ведет неравную борьбу с папаней с целью научить того правильно вести себя за столом. И постоянно приводит в пример его брата.

Папе это жутко не нравится. Вот он и ругается на «позор семьи». Только позором это давно уже не считалось. Ибо, как говорил великий Горуян, и мы, и крылатые делаем одно дело. Мы наказываем, они вознаграждают.

Так зачем ссориться? И нет позора в том, что кто-то носит крылья, а кто-то хвосты. Перед тяжелой ношей все мы равны.

И все ходим под Ним. Об этом «Ним» вспоминать вообще-то не полагается. Он слишком не любит, когда его поминают черти.
Я же наоборот, всегда радовался дяде. И не из-за подарков, которые тот всегда приносил. Просто... просто с ним мне всегда было хорошо.

Но именно сейчас я был готов видеть его меньше всего. Поэтому я постарался прошмыгнуть мимо как можно быстрее, в надежде, что тот меня не заметит. Тщетно.

Только я понадеялся, что мне все удалось, как на плечо опустилась дядина рука.
- Вот ты где, Эзергиль.
Я вздохнул и повернулся.
- Здравствуй, дядя Монтирий.
Дядя некоторое время молча рассматривал мое украшение под глазом.
- Надеюсь, ты боролся за справедливость, - наконец заметил он.
- Конечно, нет! Я же черт! - возмущенно завопил я. Не то, что я имел что-то против справедливости, но иногда я любил вот так поддеть дядю.
- Узнаю порочное влияние своего непутевого брата! - как обычно завелся он. - Сколько раз я тебе уже говорил...
- ...черт в наказании грешника обязан быть справедливым, как ангел в вознаграждении праведника.
Дядя фыркнул.
- Все шутишь?
- Да нет, дядя. А что случилось? Почему ты здесь? Ты вроде как только на следующей неделе к нам собирался?
- Вообще-то, я по делам. В ваше министерство наказаний. - Дядя выругался, помян



Назад