08605a1a     

Садовников А - Град Китеж



А. Садовников
ГРАД КИТЕЖ
Шло лето от сотворения мира 6746.
За крепкими стенами детинца ревела метель, заносила Китеж снегом. Изредка
сквозь тучи на миг прорывалось тусклое багровое солнце, и тогда метель
становилась кроваво-красной. Суровой выдалась эта зима на Руси - первая
зима монгольского нашествия. "Было тогда много тоски и скорби, и слез и
вздохов, и страха и трепета от всех тех напастий, нашедших на нас..." -
писал летописец.
Неярко тлела свеча перед образами, отбрасывая отсветы на сосредоточенное
лицо князя. Ее слабое пламя смешивалось с синеватыми отблесками летящего за
окном снега.
- Княже, человек к тебе просится, - в горницу тяжело шагнул воевода Петр
Ратишич.
- Кто такой? - равнодушно спросил князь, не оборачиваясь.
- Не сказывает. Говорит, татары близко, - угрюмо ответил воевода, -
пленника привез.
Князь Глеб нахмурился. Уже близко... До последнего надеялись китежане,
что стороной пройдут поганые, не полезут в заснеженные дремучие леса из-за
крохотного городка. Полезли...
- Зови, - Глеб махнул рукой, перевел взгляд на изузороченное морозом
слюдяное оконце. Он уже знал о страшной гибели Рязани, Владимира,
Переславля-Залесского- городов, знаменитых своими укреплениями и доблестью
дружин. На чтоже надеяться Китежу с его двумя сотнями ратников? На чудо?
Князь прерывисто вздохнул и тут же, сжав кулаки, мысленно обругал себя за
проявление слабости. Ладно, что нет никого. Чуть слышно скрипнула дверь.
Князь оглянулся. Сопровождаемый воеводой, вошел юноша лет двадцати,
невысокий, но стройный и оттого казавшийся выше своего роста. Строгое
красивое лицо, длинные темно-русые волосы, на лбу - свежий рубец от
сабельного удара, едва заживший. С ног до головы нежданный гость был
закутан в длинный зеленый плащ.
Все это князь разглядел не сразу. Сначала его внимание приковали глаза
юноши - холодные, цвета озерного льда, они словно принадлежали другому
человеку- мудрому старцу, изведавшему в жизни все мыслимое и немыслимое.
Князь даже поморщился, скрывая изумление и некоторый... страх? "Да что же
это,- тоскливо промелькнуло в голове, - скоро от каждого куста бегать буду.
Укрепи, Господи."
- Здрав будь, княже, - юноша спокойно кивнул. Не рухнул на колени, не
поклонился в пояс - лишь двинул подбородком.
- И ты здравствуй, - высокомерно изрек князь, усаживаясь на резной
столец.
- Завтра здесь будут татары, - проговорил юноша, сбросил плащи опустился
на лавку. Под плащом на нем были штаны из рысьего меха, такие же сапоги и
великолепная кольчуга белой стали, украшенная серебряными изображениями
птиц и зверей и золотыми загадочными знаками: молниями, заключенными в круг
крестами, скрещенными секирами. Глеб не заметил ни дерзости юноши, ни его
доспеха - так поразило его известие.
- Завтра... Ждали через седьмицу.
- Нет. Сегодня утром тысячи хана Чельгира были в одном переходе от
Китежа. Они идут по реке, завтра будут под стенами.
- Сколько их? - быстро спросил Глеб.
- Я видел тысяч пять.
- Пять тысяч?- князь невесело усмехнулся.
В Китеже вместе с младенцами столько не наберется. Две сотни ратников, да
мужиков в городе сотен двенадцать.
- Княже, - перебил юноша, - я пришел помочь тебе. Мое имя Родомир, я
волхв. Перунов жрец.
- Волхв?
Родомир вскинул голову, и его длинные волосы на мгновение закрыли лицо:
- Я волхв, и я могу спасти город, но взамен...
Князь хмуро улыбнулся: "Спаситель...". Он повернулся к Петру Ратишичу,
молча стоявшему у окна:
- Как мыслишь, воевода, одолеет сей язычник с



Назад