08605a1a

Садовников Георгий - Продавец Приключений



Георгий Садовников.
Продавец приключений.
ГЛАВА,
которая могла бы стать первой,
если бы пересказчику не понадобилось вступительное слово
Произошло это в подмосковном поселке Кратово, куда я удалился на покой.
После долгой жизни, полной бурных событий, я мог позволить себе маленькие
слабости: вставал часиков в одиннадцать утра, не торопясь выпивал несколько
кружек чая с клубничным вареньем и, усевшись на скамеечке, вспоминал свое
удивитель-ное житье-бытье или почитывал себе очередную увлекательную книжечку.
Много я их за это лето прочитал, раньше-то все не доходили руки - то одно, то
другое, - а до всякой занимательной истории я большой охотник. Впрочем, как и
все люди моей замечательной профессии.
Утро в тот странный день началось для меня намного раньше обычного. Едва взошло
солнце, как меня разбудило смутное предчувствие чего-то неизвестного, которое
сегодня не даст мне поспать хорошенько.
Но дело в том, что вашего покорного слугу не так-то легко поймать на мистическую
удочку. Я, человек бывалый, верящий только в реальные фак-ты, повернулся на
другой бок и упрямо закрыл глаза.
- Вставай, вставай, лежебока! Ты даже не представляешь, что ожидает тебя в
ближайшие минуты, - сказал мне внутренний голос.
- Замолчи, дай поспать. И, кстати, я перевидел все, меня уже ничем не удивишь, -
буркнул я, еще крепче смежая веки.
Мой ответ поразит вас скромностью, если я открою, что почти полсотни лет
проплавал юнгой на линии Новороссийск-Туапсе. Предвидя вашу улыбку, скажу
следующее: я мог бы закончить службу даже капитаном лихого теплохода, поже-лай
этого. Но мне не хотелось расставаться с должностью юнги. Если вы хоть
мало-мальски зна-комы с приключенческой литературой, то, без со-мнений,
догадались, в чем дело. Ну конечно же: львиная доля всех происшествий всегда
достается юнге. А меня хоть хлебом не корми, дай только окунуться в какое-нибудь
увлекательное приклю-чение.
Ну так вот, притворился я спящим и даже за-храпел потихоньку. Но настырный голос
был неу-молим, заладив свое. Поняв, что в это утро спать мне не придется, я
вылез из постели и сказал:
- Ладно, ладно. Только отвяжись. Одевшись и кое-как сполоснув лицо под
умы-вальником, я вышел на улицу, огляделся и, как и следовало ожидать, не нашел
ничего такого, из-за чего бы стоило жертвовать сном, который по утрам особенно
сладок.
- Может, я не видел козу, что с утра до темноты щиплет траву в канаве? Или как
тетка несет парное молоко? - спросил я сердито.
- Не спеши, - возразил внутренний голос. - Может, это за углом.
Я завернул за соседний участок, остановился.
- А пройти еще метров двадцать ты не в си-лах? - произнес внутренний голос,
немного раз-дражаясь.
Через сотню метров он напомнил:
- Я и в самом деле сказал - метров двадцать, но нельзя же понимать так
буквально!
Я послушал его и на этот раз и направился в дачный парк. Парк был разбит на
берегу пруда, и меня, как бывшего моряка, вполне естественно, потянуло на пруд.
В парке было безлюдно, потому что на весь поселок не нашлось другого
простофи-ли, который бы в такую рань поверил чепухе, что несет его вздорный
внутренний голос.
Однако стариковское зрение подвело меня по-началу. Возле карусели слонялся еще
один чудак. Да и выглядел он чудно в своей длинной, до колен, красной полотняной
рубахе и новых лаптях из желтой синтетики. Но еще забавней показалась мне голова
незнакомца с белыми, легкими, точно пух одуванчика, кудрями и бородой и
ярко-синими глазами. Он походил на старинного короб



Назад