08605a1a

Савченко Виталий - Черта, За Которой



Виталий Савченко
ЧЕРТА, ЗА КОТОРОЙ...
Рассказ
Он был обречен. Стрелка давно находилась за чертой, предупреждающей об
опасности. Шкала прибора разделилась надвое: справа - черные цифры, слева -
красные.
И вот уже более двадцати минут стрелка дрожала на красной половине.
Это означало, что доза облучения в несколько раз превысила допустимую
норму.
Ему все еще не верилось, что он умрет. Как-то не укладывалось в
голове, что сильные ловкие руки заломятся в конвульсиях, а чуткие пальцы
скрючит нелепая судорога. Может быть, от неверия было не страшно, а только
грустно.
Он выключил, потом снова включил портативный индикатор
радиоактивности. Стрелка упрямо пересекла черту, остановилась на красной
половине.
Тогда ему в голову пришла мысль, что через всю человеческую жизнь
проходит такая же невидимая черта, и одним людям раньше, а другим позже
все-таки приходится перешагивать через нее.
Когда он пересек свой невидимый рубеж?
Закрыв глаза, он представил события сегодняшнего дня...
Утро началось с массажа. Массаж был закончен, но он все еще лежал на
животе, упираясь подбородком в твердый валик кушетки. Раздался звонок.
Пилот поднялся с кушетки, подмигнул массажисту.
- Значит, летим?
- Летим,- закивал головой негр.
- Что тебе привести оттуда?
- Горсточку лунной пыли. Я расфасую ее в пакеты и буду продавать в
розницу, как лучшее средство от лунатизма,- хихикал негр, старательно
натягивая на Пилота противоперегрузочный костюм.
- Я лучше привезу тебе лунный камень, белый, как кусок рафинада. Ты
натрешься этим камнем и станешь совсем таким, как я. Ведь ты мечтаешь стать
белым?
- О да! Я с нетерпением буду ждать вас. Возвращайтесь скорей, мне не
терпится стать белым.
Пилот приветливо помахал рукой и пошел к выходу.
Его ослепило солнце. Под жаркими лучами белели бетонные плиты
ракетодрома, а огромное тело ракеты казалось отлитым из расплавленного
металла. Здесь все до мелочей было знакомо ему - и бегущие с грузом
оранжевые автокары, и муравьиная суета людей, облепивших ракету, и
оглушительный грохот динамиков. Он смотрел на цветные кубики зданий
Компании, на дрожащий в знойном мареве город, и ему начинало казаться, что
когда-то давно, в детстве, необъяснимым внутренним зрением он уже видел все
это. Ему показалось, что еще мальчишкой он знал, что будет вот так стоять в
дверях и всматриваться в причудливо изломанную линию гор на горизонте.
К нему подошел доктор.
- Как себя чувствуете?
- Отлично, только курить здорово хочется.
- Вам повезло,-сказал доктор,-через час вы покинете это пекло.
Все-таки пилоты счастливые люди, избранная каста, которой ничего не стоит
взять и коснуться неба. Сегодня оно голубое и холодное, как кусочек льда.
Голос доктора, влажная лысина и темные круги пота под мышками - все
это разозлило Пилота. Сдерживая растущее раздражение, он процедил сквозь
зубы:
- Там нет неба. Там ничто. Черное ничто сверху, внизу - всюду.
Удивленный резким тоном, доктор взглянул в лицо Пилоту и, чтобы
как-нибудь закончить разговор, сказал:
- Значит, самочувствие хорошее... Я очень рад. А курить перед полетом
все-таки не рекомендую.
Пилот ничего не ответил. Он повернулся и, не прощаясь, пошел к Штабу
полетов.
Инспектор встретил его подчеркнуто сухо.
- Вы опять опоздали к разбору программы. Если так будет продолжаться в
дальнейшем, Компания расторгнет с вами контракт.
Пилота не испугала эта угроза. Он знал, что Компания опытными людьми
не разбрасывается.
- Сегодня полетите с грузом,- продолжал Ин



Назад