08605a1a

Савченко Виталий - Солнце Село В Полдень



Виталий Савченко
СОЛНЦЕ СЕЛО В ПОЛДЕНЬ
Рассказ
Э-Чи ждал. Его красновато-коричневое тело почти сливалось с корой
старого дерева, за которым он прятался. Э-Чи умел выжидать долго,
терпеливо, закрыв глаза, чтобы блеск белков не выдал его присутствия. Но
его уши и нос были насторожены.
Рядом проходила тропа к водопою. По ней, гонимые жаждой, спускались к
реке животные. Вряд ли можно было найти лучшее место для охоты. Теперь Э-Чи
понятно, почему Ла-Лах объявил эти места священными. Жрец говорил, что
здесь охотится сам Великий Хас - огненное солнце, которое каждое утро
рождается среди синеющих вершин гор и к вечеру прячется за дальними
деревьями.
И никто из мужчин не рисковал нарушить запрет. А Э-Чи нарушил, потому
что в вигвамах племени уже давно не было мяса. Женщины толкли в каменных
ступах коренья. Жалобно пищали голодные дети. Мужчины приходили с охоты
уставшие и злые. Удача покинула их.
И только верховный жрец ел каждый день свежее мясо. Он не делился ни с
кем. А когда, наконец, зароптали мужчины и пришли к нему, чтобы объявить о
своем решении тоже идти охотиться в Дальний лес, Ла-Лах спокойно отложил в
сторону кусок мяса, вытер рукой жир, стекающий с подбородка, и равнодушно
сказал:
- Идите, но помните, того, кто охотится в священных местах, настигнет
гнев Великого Хаса.
И охотники, которые не страшились встретиться один на один с пумой,
испугались слов старика.
А Э-Чи не испугался, потому что у него было молодое мужественное
сердце настоящего охотника.
Теперь ему было ясно, почему на жертвенном камне каждое утро лежала
окровавленная туша. Жрец тайком от всех охотился в Дальнем лесу...
...Много времени находится в засаде Э-Чи. А Хас не сердится. Он вообще
будто не замечает его и по-прежнему посылает свои световые стрелы, чтобы
Э-Чи смог хорошо прицелиться. Э-Чи дождется. Он бросит к ногам Ла-Лаха
убитого зверя, плюнет толстяку в лицо и при всех назовет его лгуном.
Неподалеку послышался легкий треск. Сквозь заросли пробиралось
какое-то животное. Ветер донес его острый мускусный запах, и Э-Чи понял,
что это идет лим. Стараясь не делать резких движений, Э-Чи поднял лук,
вложил стрелу и стал натягивать тетиву.
Рядом прошуршала змея, но Э-Чи даже не шелохнулся.
Он открыл глаза и внимательно следил за тропой.
Лим появился неожиданно. Он настороженно поводил головой,
подозрительно втягивая влажным черным носом воздух. Но ветер дул в сторону
человека, к тому же охотник натерся пахучими травами, и лим узнал об
опасности, только когда пронзительно свистнула стрела.
Животное на мгновение превратилось в изваяние, а затем одним прыжком
метнулось в заросли.
Э-Чи издал гортанный крик и бросился за лимом. Он знал, что не
промахнулся: лим ранен и долго не выдержит погони.
След вывел Э-Чи из леса. Дальше, до самого горизонта, тянулось
безжизненное каменистое плоскогорье с чахлыми кустиками травы.
У лима не хватило сил уйти далеко... Он лежал, вытянув вперед голову,
вздрагивая черными от пота боками.
Когда к нему подошел человек, лим попытался встать, но непослушные
ноги подломились, и он рухнул на бок.
Э-Чи вытащил из раны стрелу. Окровавленным наконечником провел две
горизонтальные полосы на лбу и вертикальную вдоль носа. Умело разрезав
тушу, Э-Чи вынул дымящееся сердце, стал на колени, запел:
Великий Хас! Могучий повелитель всего живого!
Я убил лима!
Большого лима с рогами, как ветки старого дерева кола!
Я знаю, ты знаменитый охотник.
У тебя всегда много добычи.
И ты не рассердишься на мен



Назад