08605a1a

Савченко Владимир - Пятое Путешествие Гулливера



ВЛАДИМИР САВЧЕНКО
ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА
Весь покрытый зеленью,
Абсолютно весь,
Остров Невезения
В океане есть.
Таи живут несчастные
Людидикари,
На лицо ужасные,
Добрые внутри.
Песенка из кино
Предисловие
Михаил Зощенко написал «Шестую повесть Белкина», братья Стругацкие «Второе нашествие марсиан» (совсем не по Уэллсу, кстати), – лиха беда начало. И вот перед вами, уважаемый читатель, «Путешествие Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей, в страну тикитаков» – пятое по общему счету.
Тот, кто внимательно прочел четыре предыдущие путе шествия: в Лилипутию, в Бробдингнег, страну великанов, на Лапуту (с заездами в Бальнибарби, Лаггнег, Глаббдобдриб и Японию) и в страну гуигнмов,– не мог не заме тить, что герой, отправляясь почти во все странствия ко рабельным хирургом, нигде себя в таком качестве не про явил. Правда, следует учитывать, что в те времена, когда святая церковь воспрещала врачам действия с «пролитием крови», хирургия (подревнегречески «рукоприкладст во») вовсе не считалась вершиной в медицине, как теперь; его даже отдавали на откуп цирюльникам и банщикам – вспомним вывески «Стрижем, бреем, кровь отворяем».

То есть титул «корабельный хирург» равнялся, в лучшем случае, фельдшерскому. Но и в этом случае – все равно никак: Гулливер нигде даже вывиха не вправил.
Почтение к Свифту не позволяет нам считать, что он до пустил элементарную литературную ошибку, повесил «нестреляющее ружье». Легче – да и интереснее – при нять, что было еще одно путешествие, по какимто при чинам не преданное гласности, в котором герой как раз и проявляет себя в надлежащем качестве.
Вот это оно и есть.
Помимо того, до сих пор остается тайной, как Джона тан Свифт и его герой в начале XVIII века смогли узнать то, что астрономическая наука установила только полтора столетия спустя: наличие именно двух спутников у Марса и параметры их орбит.
Данное путешествие раскрывает и эту тайну.
При всем том считаю нужным объявить сразу, что мое почтение к великому сатирику не простирается так далеко, чтобы ради него отказаться от своего взгляда на вещи и своей манеры изложения. « Le style c ' est l ' homme », как говорят французы: стиль – это человек. Читатель не сомненно заметит некоторые вольности в пересказе еще одного замечательного путешествия Л. Гулливера, ута енного им по указанным в конце мотивам от современ ников, но, я надеюсь, не будет слишком на меня в пре тензии.
Глава первая, традиционная
Автор отправляется в плавание и попадает в переделку
...Волна вынесла крестообразный обломок верхушки фокмачты, к которому был привязан я, на галечный пляж. Моя левая рука, свесившаяся с перекладины, пребольно ударилась о камни; в ней чтото хрустнуло. Но я был не в состоянии ощутить боль.
Не могу и сейчас определить, сколько дней носили меня морские стихии на этом обломке после того, как наш корабль «Северный олень» наскочил на рифы. Привязался я сам, когда понял, что начинаю впадать в забытье.

Впоследствии я так и не встретил никого из команды корабля, ничего не слыхал об их судьбе; вероятно, все погибли. Да и со мной дело шло к тому же: снежная буря в южных приполярных широтах и последующее долгое купание наградили меня воспалением легких – я был в жару и вместо стонов хрипел; ссадины, полученные во время кораблекрушения, воспалились и от действия морской воды превращались в язвы. Все эти дни у меня не было ни крошки во рту, ни глотка воды. Последним ударом, который, похоже, сломал мне руку, стихии добивали ме



Назад