08605a1a     

Савченко Владимир - Тупик



Владимир САВЧЕНКО
ТУПИК
философский детектив в четырех трупах
То, что выше неба, что ниже земли, то, что между ними обоими... то, что
называют прошедшим, настоящим и будущим, - это вплетено в пространство.
Брихадараньяка Упанишада
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОДИН ПЛЮС ОДИН ПЛЮС ОДИН...
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Не плыви по течению. Не плыви против течения. Плыви туда, куда тебе нужно.
К.Прутков-инженер.
Советы начинающему спортсмену
- Ну а мы-то здесь при чем? - спросил в трубку начальник следственного
отдела Андрей Аполлонович Мельник, худощавый блондин с мускулистым лицом и
пронзительно-веселым взглядом, от которого привлекаемым становилось не по
себе. - Нет-нет, я понимаю, очень жаль, выдающийся человек помер... и прочее.
Но имеется ли в этом печальном событии криминал? Все ведь, между прочим,
помрем - одни раньше, другие позже, так, значат, это самое!
На другом конце провода горячо заговорили. Мельник кивал, досадливо играл
мускулами щек и рта, посматривал на сотрудников, мирно работавших за столами.
Дело происходило в ясное апрельское утро в южном городе Д.
- Может, отравление? - подал реплику Андрей Аполлонович. - Нет признаков
отравления?.. Удушье? Тоже нет! Так что же, собственно, есть, товарищ Штерн?
Простите, я буду ставить вопрос грубо: вы официально заявляете? Ах, нет -
просто полагаете, что дело здесь нечисто, так, значит! Умер он не просто так,
поскольку просто взять и умереть у него не было достаточных оснований...
(Следователь Нестор Кандыба негромко фыркнул в бумаги; Мельник погрозил ему
взглядом.) Вот видите... а от нас желаете серьезных действий, так, значит, это
самое! Ладно. Пришлем, ждите.
Он положил трубку, обвел взглядом подчиненных. Все сотрудники
следственного отдела горпрокуратуры: старший следователь Канцеляров, через год
уходящий на пенсию, инспектор ОБХСС Бакань, Нестор Кандыба и даже Стасик
Коломиец, принятый полгода назад младшим следователем и сидевший у самой
двери, - тотчас изобразили на лицах занятость и индифферентность.
Стасик Коломиец (двадцати семи лет, окончил юрфак ХГУ, холост, плечистый
спортсмен среднего роста, имеет разряды по стрельбе и боксу, лицо свежее и
широкоскулое, курнос, стрижется коротко... читатель, полагаю, догадался, что
он будет играть главную роль в нашем повествовании), не поднимая головы,
почуял, что пронзительный взгляд Мельника устремлен именно на него. "Меня
пошлет, чтоб ему... - уныло подумал он. - В каждую дырку я ему затычка".
- Пан Стась, - не замедлил подтвердить его гипотезу Мельник, - это дело
как раз для вас. Езжайте, пане, в Кипень. Меня известили, что скончался
академик Тураев, директор Института теоретических проблем. Сегодня ночью. При
неясных вроде бы обстоятельствах.
- А... в чем их неясность, обстоятельств-то? - отозвался Коломиец.
- Вот это ты на месте и посмотришь. Звонил личный врач академика Исаак
Израилевич Штерн - тот самый, к которому на прием не попасть. Он ничего
внятного не сказал... Боюсь, что там ничего такого и нет, просто взыграло у
врача профессиональное самолюбие, так, значит! Не по правилам умер пациент...
Вот он и решил пожаловаться в прокуратуру. Нет-нет-нет! - поднятием руки
Андрей Аполлонович сдержал протестующую реплику, которая готова была сорваться
с уст Коломийца. - Надо, пан Стась, надо. Директор, академик, лауреат... так,
значит. В подобных случаях полагается проявлять... принимать... выяснять...
чтобы потом, в случае чего... Тем более был сигнал. Словом, давай. Прокатишься
в дачную местность, для такого с



Назад