08605a1a

Савеличев Михаил - Иероглиф



Серия "Галактический патруль"
Савеличев М.
Иероглиф
Фантаст. роман
Здесь нет солнца и звезд. Здесь каждый воюет против всех. Здесь вампиры
уживаются с сиренами, а сверхцивилизация - со всадниками Апокалипсиса. И
действует странное Общество бумажных человечков, чьи представители вершат свое
правосудие вне морали и закона. Они существуют между жизнью и смертью, в своем
персональном аду, и не осознают, что их главная цель - умереть.
На все вопросы рассмеюсь я тихо
На все вопросы не будет ответа
Ведь имя мое - Иероглиф
Мои одежды залатаны ветром.
Эдмунд Шклярский
Глава 1 помощник
Добро сильнее не потому, что всегда побеждает зло. Добро сильнее,
потому что во все века тотального господства зла оно все-таки умудрялось
сохранить свои пусть хилые, жалкие, уродливые, но неискоренимые ростки. Так,
сквозь бетонную плиту, для пущей крепости приправленную сверху щебнем,
асфальтом и гудроном, со временем пролезают бледные, бестолковые растеньица,
потерявшие в этой неравной борьбе за существование, в битве с мертвой преградой
весь смысл собственного бытия - способность цвести и давать плоды. И что
милосерднее в этом случае? Пройти, проехать мимо, а то и прямо по ним, давя
каблуками и шинами, дабы неповадно было портить дорогу благих намерений? Или
остановиться, выйти из машины, в раздумье постоять над ними, затем достать из
багажника, покореженного чьей-то нетерпеливостью на перекрестке, увесистый
ломик и, примерившись, приняться разбивать асфальт вокруг этой травинки, этого
ростка, разбивать осторожно, выверяя силу и точку приложения каждого удара,
чтобы не повредить слабое, уродливое добро. Но затем, совсем одурев от палящего
солнца, жажды и пыли, неподдающейся дороги и тяжеленной железяки, разодравшей
руки, начать все в ярости крушить у себя под ногами, не заметив, как, дойдя до
давно уже мертвой земли, уничтожил и дорогу и зелень, оставшись в одиночестве
по другую сторону добра и зла.
Помочь или пройти мимо?
Долго промучившись, он все же нашел решение.
Помогать было наслаждением. И не меньшим наслаждением было искать
Нуждавшихся В Помощи, разрабатывать План Помощи, выбирать Орудие Помощи.
Как он находил Нуждающихся? Раньше ему казалось, что это происходит так
же совершенно случайно, как и в первый, самый первый раз, когда он, опоздав
домой, проводил ночь на чердаке безлюдного дома и, не находя в себе сил уснуть,
в окне напротив увидел первого своего Нуждающегося. Тогда он не успел. Да и не
был он тогда Помощником, не было у него ни Планов, ни Орудий. Потом он уже не
позволял себе такие промахи. Он Помог многим. И до десятого, одиннадцатого
спасенного верил в то, что жизнь сталкивает его с Нуждающимися случайно или, по
крайней мере, в результате его долгого и упорного Поиска. Но что-то его
зацепило еще, кроме пули, и вернувшись домой, перетянув рану, он ради интереса
прикинул - какова же эта вероятность - в случайном, бездумном кружении по
городу, среди тысяч и тысяч подъездов, сотен километров лестниц и в мириадах
окон наткнуться на того или ту, единственного или единственную, которым сейчас,
в это самое мгновение, чтобы не было греха, нужна, необходима его и только его
Помощь? Вероятность оказалась настолько чудовищно мизерной, что он в первые
секунды, глядя на экран старенького компьютера, не понял, что же действительно
произошло.
Ошибок не было, как он их ни искал. Все было безукоризненно,
математически и статистически выверено. И только тогда он понял, сообразил,
осознал, поверил (нет, не



Назад