08605a1a     

Савиных Василий - 'обычный' Будничный День



Василий Савиных
"Обычный" будничный день...
Только что показавшаяся луна уже успела ощутить себя полной
хозяйкой, затопляя всё мягким призрачным светом, который, отра-
жаясь от заштореных окон, играл какими-то нереальными бликами на
падающих снежинках. Звёзды ещё не успели высыпать на небосвод, но
зато снежный хоровод с успехом заполнял пустоту зимнего неба.
Снежные шапки, подбодренные отсутствием ветра, медленно скаплива-
лись на тонких ветвях берёзы, пока какая-нибудь неосторожная сне-
жинка не нарушала хрупкий баланс, и тогда небольшой снежный ко-
мок, не ужержавшись, срывался на землю. Три воробья с чириканьем
прыгали по тротуару, в поисках чего-нибудь съедобного, что ещё не
успел засыпать неугомонный снег.
Внезапно зазвониший внутризаводской телефон заставил вер-
нуться к реальности. Вадим вздрогнул, встряхивая оцепенение, от-
ложил карандаш и взял трубку:
- Да.
- Вадим, это Дубов. Что со схемой асинхронного чипа? - прорычал
на том конце его непосредственный начальник.
- Всё готово.
- А почему до сих пор тогда не принёс?
- А это ты спроси у ребят из лаборатории, - огрызнулся Вадим,-
они до сих пор не прислали результаты опытов. Так что без них
схема пока что не более чем просто бумажка... Большая бумажка, -
добавил он, немного подумав.
- Всё равно неси. Сейчас.
- Ты знаешь сколько времени? - устало спросил Вадим. - Рабо-
чий день давно закончился. Я вообще не обязан щас тут сидеть.
- 5 минут, больше я у тебя не займу, - смягчился Дубов.
Вадим немного помедлил:
- ... Ладно, иду.
Он взял с подоконника несколько листов миллиметровки, свёрну-
тых в рулон и вышел из кабинета. В коридоре всё ещё горели лампы,
но не было привычного оживления, и пустой корридор, словно устав
от людей, с неудовольствием глухо повторял звук его шагов. Прой-
дя несколько шагов, Вадим остановился у двери с табличкой "Hа-
чальник технического отдела" и без стука вошёл. Молча протянув
чертежи, он подошёл к окну за которым всё больше сгущались сумер-
ки, но Дубов не дал полюбоваться пейзажем:
- Сколько раз можно тебя тыкать носом в ГОСТ'ы? Тебя что в
школе не учили? Если помнишь, предмет такой был: "черчение",
седьмой класс, между прочим, или прикажешь мне учить тебя таблич-
ки и циферки рисовать да закрашивать? Кстати, что у тебя было по
"черчению": "2" или "3-"?
Голос Дубова был полон неприкрытого сарказма и издёвки, из не-
го так и сочились яд, брызжа струями во все мыслимые стороны.
Вадим не вытерпел и ругнулся в полэтажа.
- Ты лучше меня знаешь, что эти чертежи потом пойдут к нашим
же ребятам в техническую мастерскую, которые плевать хотели на
мои ГОСТы и таблицы. К схеме же у тебя претензий нету?
- Hет, но...
- Так тогда какого чёрта ты застявляешь меня тратить попусту
моё время и лишнюю бумагу, которая всё равно тут же полетит в му-
сорную корзину? - перебил его Вадим.
Дубов только открыл рот, чтобы в очередной раз выдать лекцию и
значении ГОСТов в жизни каждого советского гражданина и об их
влиянии на формирование сознания подрастающего поколения. Hо Ва-
дим опередил его, смирившись со своей участью:
- Завтра займусь, - сказал он и вышел из кабинета.
Зайдя к себе, он оделся, выключил свет и вышел. С Дубовым спо-
рить было бесполезно, это был старый бюроктат, не любивший ника-
кой индивидуальности и инициативы. Штрих влево - штрих вправо для
Дубова служили поводом к расстрелу с конфискацией. Он являл со-
бою полную противоположность прежнего начальника, который просто
ставил конкретную задачу



Назад