08605a1a

Саввиных Марина - Стихи



Марина Саввиных
СТИХИ
* * *
Твой камень - изумруд.
Он зелен и лукав.
Мой - бирюза, и нет
Камней нежней и тише-
Не прячь пустую грусть,
Как фокусник, в рукав:
Ты птицелов, а здесь
Живут хорьки и мыши.
Бессмыслица нужна,
Как телу - гибкий хрящ,
Всему, что носит смысл
И замышлялось тонко-
Зеленый небосклон
Бутылочно блестящ,
И зелены глаза
У твоего ребенка-
Ладошка - бирюза.
Запястье - изумруд.
Ты птицелов, а здесь
Живут хорьки и мыши-
* * *
Свете небесный, что рано потух ты?!
Жалко мне, мало мне солнечных дней -
С Тихой, туманной, таинственной бухты
Ночь наплывает без звезд и огней-
Мне ли глядеть на пустые ворота,
Мне ли минуты тоскливо считать,
Мне ли в часы запредельной дремоты
Ветхие нитки в отчаяние рвать?..
Нету мне отзыва, нет мне ответа-
Только по сопкам летит во весь дух
Круглое красное облако- Это
Свет мой небесный, что рано потух-
* * *
-Пускай меня простит Винсент ван Гог
За то, что я помочь ему не смог--
Арсений Тарковский.
Пусть мне простит бедняга Гельдерин,
Что до сих пор поэты одиноки,
Что тянется их сиротливый клин,
В земные не укладываясь сроки-
Невольно поддаваясь на обман,
Который повсеместно одинаков,
Сливает гениальный графоман
Поток души с потоком вод и злаков;
Он входит в одиночество, как в храм,
Где трепет свеч и ангельское пенье,
И приобщает Бог к Своим дарам
Его золотоносное терпенье-
* * *
С. Ю. Курганову.
Мой современник Данте Алигьери
Сквозь щель пифагорейского числа
Увидел смысл в сомнение и вере,
Узрел Добро в самораспятьях Зла.
С учтивостью протягивая руку
Незнаемому другу и врагу,
Он родствен лире- или родствен луку-
Стрела и песня пробуют дугу
Между его спокойными зрачками,
Где зыблются Голгофа и альков-
Асфальта не касаясь башмаками,
Как темный вихорь между облаков,
Он движется- подобное в подобном-
Себя мы вспоминаем лишь в аду,
В неугасимом пламени, способном
К великому гончарному труду!
EXISTENCIA.
Есть у телеги - колея.
Есть у ковра - основа.
А у меня есть только я
И мыслимое слово.
Я наполняю сей сосуд
Своим существованьем,
И несравним мой странный труд
Ни с ковкой, ни с ваяньем.
Я не поставлю рядом с ним
Резца благое дело:
Так только духа горький дым
В живое входит тело-
Лети, явление ума,
Во мрак строки соседней!
Свобода там или тюрьма -
Узнаю я последней-
* * *
Е. Байкаловой.
Обожженная лампа качнулась - и вскось
Улетело твое покрывало-
Не тревожься. Мир тверд, как слоновая кость.
Вот утро. Конец карнавала.
Мы прощаемся - мальчики хором поют.
Ночь - фиалковой клумбой - увяла.
Нам уже неуместно и холодно тут.
Утро мертвых. Конец карновала.
На крючок - белоснежною маску греха.
Под кровать - каблучки и рубины.
Над руинами площади - крик петуха
И разорванный плащ Коломбины.
* * *
Андрею.
Вот тебе мои сто сорок свечек
И моя дорога из песка-
Не сдавайся, братец мой кузнечик,
Жестяному посвисту листка!
Хочешь ли хорошего летанья?
Так летают, пальчик уколов-
Кто же унимает жар скитанья
Дымом кем - то выдуманных слов?
Если бы прорваться не хотела,
Как артезианская вода,
Изнутри стрекочущего тела
Обоюдоострая слюда, -
Можно быть хитиновым калифом
Царствовать над маревом - в глуши,
Мифами объятой, словно тифом-
Только для очнувшийся души.
Панцирь - ненадежная облатка.
Полдень щелкнет как змеиный зуб,
Промелькнет оранжевая складка
Чьих-то улыбающихся губ-
И в тумане, на краю востока,
Встанет тень незримой Каабы,
Что влечет любовно и жестоко
Всякого, взыскавшего судьбы.
* * *
Лотос



Назад