08605a1a

Саввиных Марина - Возвращение Париса



Марина Саввиных
ГЛИНЯНЫЙ ПЯТИГРАННИК
(этюды о женской непоследовательности)
ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАРИСА
1.
ПРИАМ. Спустившись в книгохранилище, я обнаружил там Кассандру. Она сидела
на полу, заваленном свитками и табличками, и что-то читала, до того
углубившись в свое занятие, что мой приход долго оставался ею не
замеченным.
Семейный архив. Точно! Она-таки добралась до него. Не могу сказать, что ее
любопытство, в общем-то похвальное, меня утешило и порадовало. Догадываюсь,
что она ищет. Если в жизни на что-то и можно положиться, то только не на
благоразумие слуг ... И ведь ерунда большей частью... Бред! А дети растут в
атмосфере тщательно скрываемых тайн. Бедняжка Кассандра! Что она там
найдет, кроме долговых расписок, счетов да унылых произведений юридического
крючкотворства?
Я окликнул ее. Девочка испугалась, будто захваченная на месте преступления.
Вскрикнула, покраснела... Я строг к ней, может быть, даже слишком. Хотя, по
правде сказать, люблю ее больше других. Она - странная. Умница, фантазерка,
трудолюбивая и дотошная, как скворец. Жаль, фантазии ее - какие-то совсем
бредовые. Какие-то опасные фантазии, с неподражаемым оттенком пифийской
жути. Я запретил ей посвящать Поликсену в свои сны и видения. Допустим, она
действительно что-то такое видит, но мне не хватало в семействе еще одной
Кассандры! Поликсена - дитя хрупкое, впечатлительное... тайн хранить не
умеет: не было случая, чтобы своими секретами она не поделилась с матерью
или со мной.
Кассандра выслушала запрет, прикусив губу. И ничего не ответила. Только
после этого окончательно замкнулась. А через некоторое время начались
конспиративные визиты в книгохранилище. Кассандре вздумалось раскрыть
загадку своего происхождения. В том, что тут есть какая-то загадка, она
нисколько не сомневается. И попробуй убедить ее в обратном! И себя
успокоить - попробуй... Почему она такая? Не как все. И чувствует, бедняга,
сама чувствует, что не как все. Теперь она почти не разговаривает ни с кем.
Подойдешь приласкать, расспросить - иной раз прямо шарахнется, словно речь
человеческая ее самим звучанием оскорбляет.
Я потребовал показать мне документ, который она держала в руках. Это был
старый-престарый список оракулов, в разное время данных представителям
рода. Пробежав глазами хорошо знакомый текст, я, как и следовало ожидать,
ничего нового не нашел. Все тот же стандартный набор невразумительных
метафор - толкуй как хочешь! Почтенное занятие для девицы - корпеть над
этой нудной пошлостью!
Пока я рассматривал свиток, Кассандра стояла передо мной, скромно опустив
очи долу, и только время от времени бросала на меня сердитые взгляды...
2.
ПОЛИКСЕНА. Она пришла ко мне поздно вечером. И говорит: ну... и как тебе
Парис?
Прям с ума все сходят по этому Парису! Тоже мне... прыщ на ровном месте...
Третьего дня он был пастух. Старейшины к соревнованиям его допускать не
хотели: прецедент дурной! Этак скоро и рабы с царевичами состязаться
начнут! А теперь... Парис, Парис... Только и разговоров! Будто от побед и
успехов в нем благородная кровь образовалась! Был пастухом - пастухом и
остался!
А Кассандра: Он - удивительный!
Нахальный - это точно. Кто он такой, чтобы подмигивать царевне! Как
все-таки слава действует на человека... Венки, приветствия, букеты...
Красивый, да. Очень красивый. Ну и что!
Я сказала: Ничего особенного... Ты просто влюбилась, Кассандра! Но имей в
виду, он женат. На безупречной красавице. Она, говорят, - просто нимфа! Так
что выбрось из



Назад